Битва за Москву - Героическая защита Москвы

 

Героическая защита Москвы


Срыв попыток овладеть Москвой в октябре и неумолимое приближение зимних холодов заставляли германское командование спешить с возобновлением наступления на советскую столицу. 30 октября 1941 г. командующий группой армий «Центр» отдал приказ о продолжении операций. Основная идея замысла Бока: двумя подвижными группировками нанести удары по флангам Западного фронта и, обойдя Москву с севера и юга, замкнуть кольцо окружения восточнее города.

 



С севера удар наносили смежными флангами 9-я и 4-я полевые армии, а с юга и юго-востока — 2-я танковая армия. 9-й армии надлежало разгромить противника в нижнем течении р. Лама, захватить переправы через Волжское водохранилище и в дальнейшем силами группы Рейнгардта развивать наступление в направлении канала Москва — Волга. Главным силам 4-й армии предстояло вести фронтальное наступление на столицу. 3-я и 4-я танковые группы были подчинены командующим 9-й и 4-й армиями соответственно, составляя основу ударных групп последних. Задача 2-й танковой армии состояла в обеспечении южного фланга всей группы армий «Центр».


Несмотря на то что соединения противника имели минимум необходимых материальных средств, они сохраняли преимущество над советскими войсками западного направления: в людях — в 2 раза, в танках — в 1,4 раза, в орудиях и минометах — в 2,4 раза. Зато по количеству самолетов советская авиация превосходила немцев в 1,5 раза.






Готовилось к возобновлению активных боевых действий под Москвой и советское командование. Для усиления Западного фронта, выполнявшего главную задачу по обороне Москвы, а также для улучшения управления войсками Ставка ВГК с 10 ноября переподчи-нила 50-ю армию Брянского фронта командующему Западным фронтом, а 3-ю и 13-ю армии Брянского фронта с 11 ноября — Юго-Западному фронту. Весь штаб Брянского фронта был передан в распоряжение главкома Юго-Западного направления111. В состав Западного фронта были переданы 2-й кавалерийский корпус генерала П. А. Белова и 112-я танковая дивизия полковника А. Л. Гетмана.

Расчет пулемета «Максим» на огневой позиции на подступах к Москве
За первую половину ноября Западный фронт с учетом 30-й армии, переданной из Калининского фронта, получил 105 тыс. человек, 300 танков и 2,8 тыс. орудий. Всего в составе войск фронта насчитывалось 35 стрелковых, три моторизованные, три танковые, 12 кавалерийских дивизий и 14 танковых бригад.


Учитывая, что Западный фронт оборонял все кратчайшие подступы к столице, а наступление врага ожидалось в ближайшие дни, генерал армии Жуков потребовал строить деревоземляные огневые точки (дзоты) не только на переднем крае, но и в глубине обороны, а особое внимание уделить созданию противотанковых районов на участках Теряево, Ново-Петровское, Истра, Звенигород, Кубинка, Акулово, Наро-Фоминск, Серпухов и еще в 11 пунктах.


16-я армия Западного фронта находилась на направлении вероятного главного удара врага. Учитывая это, генерал К. К. Рокоссовский сосредоточил основные усилия на удержании главной полосы обороны с массированием сил на волоколамско-истринском направлении, создал второй эшелон и общевойсковой резерв. Оборона была подготовлена на глубину 40—50 км. Создана развитая система противотанковой обороны. В батальонах, полках и дивизиях организовывались отряды истребителей танков. Устанавливались минно-взрывные заграждения. По сравнению с октябрем их плотность возросла с 95 до 540 противотанковых мин на 1 км фронта.

 

  Советские солдаты в траншеях в обороне на берегу Москвы-реки

Были подготовлены к разрушению (в случае возникновения такой необходимости) дороги, мосты, предусматривалось затопление пойм рек Истры, Сестры и Яхромы.


Большое внимание в это время уделялось устройству инженерных заграждений на танкоопасных направлениях. В работах по минированию коммуникаций участвовали и подразделения Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД. Ее сводный отряд производил минирование и закладку фугасов на Ленинградском, Пятницком, Волоколамском, Можайском, Наро-Фоминском, Остаповском, Подольском и Каширском шоссе, а также на грунтовых дорогах, которые противник мог использовать для наступления. В течение октября и в начале ноября 1941 г. отрядом было установлено 12 тыс. противотанковых и 8 тыс. противопехотных мин, заложено 160 фугасов, подготовлены к взрыву 67 км шоссейных дорог, 19 мостов и ряд других объектов.


Командование Калининского фронта поставило перед армиями задачу прочно оборонять занимаемые рубежи и активными действиями сковать противника, не допуская переброски по флангам Западного фронта и, обойдя Москву с севера и юга, замкнуть кольцо окружения восточнее города.
Экипаж тяжелого танка КВ-1 под командованием лейтенанта Н. Киндера (крайний справа) из 17-й танковой бригады у своей боевой машины
С севера удар наносили смежными флангами 9-я и 4-я полевые армии, а с юга и юго-востока — 2-я танковая армия. 9-й армии надлежало разгромить противника в нижнем течении р. Лама, захватить переправы через Волжское водохранилище и в дальнейшем силами группы Рейнгардта развивать наступление в направлении канала Москва — Волга. Главным силам 4-й армии предстояло вести фронтальное наступление на столицу. 3-я и 4-я танковые группы были подчинены командующим 9-й и 4-й армиями соответственно, составляя основу ударных групп последних. Задача 2-й танковой армии состояла в обеспечении южного фланга всей группы армий «Центр».

Несмотря на то что соединения противника имели минимум необходимых материальных средств, они сохраняли преимущество над советскими войсками западного направления: в людях — в 2 раза, в танках — в 1,4 раза, в орудиях и минометах — в 2,4 раза. Зато по количеству самолетов советская авиация превосходила немцев в 1,5 раза.

Готовилось к возобновлению активных боевых действий под Москвой и советское командование. Для усиления Западного фронта, выполнявшего главную задачу по обороне Москвы, а также для улучшения управления войсками Ставка ВГК с 10 ноября переподчинила 50-ю армию Брянского фронта командующему Западным фронтом, а 3-ю и 13-ю армии Брянского фронта с 11 ноября — Юго-Западному фронту. Весь штаб Брянского фронта был передан в распоряжение главкома Юго-Западного направления. В состав Западного фронта были переданы 2-й кавалерийский корпус генерала П. А. Белова и 112-я танковая дивизия полковника А. Л. Гетмана.

За первую половину ноября Западный фронт с учетом 30-й армии, переданной из Калининского фронта, получил 105 тыс. человек, 300 танков и 2,8 тыс. орудий. Всего в составе войск фронта насчитывалось 35 стрелковых, три моторизованные, три танковые, 12 кавалерийских дивизий и 14 танковых бригад.

Учитывая, что Западный фронт оборонял все кратчайшие подступы к столице, а наступление врага ожидалось в ближайшие дни, генерал армии Жуков потребовал строить деревоземляные огневые точки (дзоты) не только на переднем крае, но и в глубине обороны, а особое внимание уделить созданию противотанковых районов на участках Теряево, Ново-Петровское, Истра, Звенигород, Кубинка, Акулово, Наро-Фоминск, Серпухов и еще в 11 пунктах.
САУ ЗиС-ЗО (57-мм противотанковое орудие ЗиС-2 на базе артиллерийского тягача А-20 «Комсомолец») на огневой позиции
16-я армия Западного фронта находилась на направлении вероятного главного удара врага. Учитывая это, генерал К. К. Рокоссовский сосредоточил основные усилия на удержании главной полосы обороны с массированием сил на волоколамско-истринском направлении, создал второй эшелон и общевойсковой резерв. Оборона была подготовлена на глубину 40—50 км. Создана развитая система противотанковой обороны. В батальонах, полках и дивизиях организовывались отряды истребителей танков. Устанавливались минно-взрывные заграждения. По сравнению с октябрем их плотность возросла с 95 до 540 противотанковых мин на 1 км фронта. Были подготовлены к разрушению (в случае возникновения такой необходимости) дороги, мосты, предусматривалось затопление пойм рек Истры, Сестры и Яхромы.


Большое внимание в это время уделялось устройству инженерных заграждений на танкоопасных направлениях. В работах по минированию коммуникаций участвовали и подразделения Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД. Ее сводный отряд производил минирование и закладку фугасов на Ленинградском, Пятницком, Волоколамском, Можайском, Наро-Фоминском, Остаповском, Подольском и Каширском шоссе, а также на грунтовых дорогах, которые противник мог использовать для наступления. В течение октября и в начале ноября 1941 г. отрядом было установлено 12 тыс. противотанковых и 8 тыс. противопехотных мин, заложено 160 фугасов, подготовлены к взрыву 67 км шоссейных дорог, 19 мостов и ряд других объектов.

Командование Калининского фронта поставило перед армиями задачу прочно оборонять занимаемые рубежи и активными действиями сковать противника, не допуская переброски его сил на московское направление. Штаб Брянского фронта составил план наступательной операции против тульской группировки врага.

Все это происходило хотя и в период оперативной паузы, но при постоянных боях местного значения. Так, 11 ноября части 22-й армии Калининского фронта остановили в районе Селижарова продвижение противника, который вклинился в оборону на участке до 20 км по фронту и 10—15 км в глубину.
Немецкие солдаты на привале во время битвы за Москву
Главной же причиной затянувшейся оперативной паузы для группы армий «Центр» стало то, что ее войска находились под непрерывным воздействием контрударов советских войск. Жуков пытался убедить Сталина в нецелесообразности их проведения, но безрезультатно. В соответствии с распоряжением Ставки Западному фронту предписывалось упреждающими ударами сорвать наступление противника. Один из них требовалось «нанести в районе Волоколамска, а другой — из района Серпухова, во фланг 4-й армии немцев».


Генерал Жуков был вынужден отдать необходимые распоряжения 16-й и 43-й армиям и передать им все свои резервы. Однако это не привело к существенному изменению в соотношении сил. Оно по-прежнему оставалось в пользу противника. Это заставило К. К. Рокоссовского отказаться от второго эшелона, ликвидировать 13 противотанковых районов, уменьшить состав резерва. В итоге сократилась глубина оперативного построения армии и была существенно ослаблена противотанковая оборона. Для выполнения требований Сталина о немедленном нанесении контрудара генералы Рокоссовский и Захаркин были вынуждены начать атаку еще до подхода выделенных им резервов.


Контрудар 49-й армии — это шестидневные ожесточенные бои с небольшим территориальным успехом и огромными потерями обеих сторон. Положительным в нем было то, что соединения правого фланга 4-й немецкой армии не смогли принять участия в наступлении на Москву.


Контрудар в районе Волоколамска из-за отсутствия времени на его подготовку, плохого управления войсками, неправильного применения конницы и легких танков оказался крайне неудачным. В результате 16-я армия понесла большие потери. Оборона ее была ослаблена.

Артиллерийские расчеты советских войск готовятся открыть огонь из трофейных немецких

50-мм орудий во время битвы за Москву
15 ноября группа армий «Центр» возобновила наступление на Москву. Ее войска вводились в сражение в течение пяти суток. Среди причин, обусловивших разновременность перехода в наступление, были и действия советских партизан. Они разрушали железные дороги и мосты, минировали шоссе, взрывали склады с боеприпасами и горючим, срывали снабжение. В результате группа армий вместо 70 эшелонов, составлявших суточную потребность войск в материальных средствах, в середине ноября получала только 23.


Поддержка наступления группы армий «Центр» со стороны соседних группировок по-прежнему отсутствовала. Бок упрекал командующего 6-й армией фельдмаршала В. Рейхенау, а также командующего группой армий «Север» фельдмаршала Лееба в том, что они никаким образом не содействовали удару его соединений. В результате, 2-я и 9-я полевые армии по мере наступления главных сил группы на Москву вынуждены были планировать частные операции для прикрытия растягивавшихся флангов группы армий «Центр».


По-существу, основная тяжесть наступательных операций ложилась на три танковых объединения — 3-ю и 4-ю танковые группы и 2-ю танковую и 4-ю полевую армии. Сила их была еще велика, но в середине ноября Бок стал беспокоиться, что противник может преподнести сюрприз, перебросив под Москву свежие силы с других участков фронта. Группа армий «Центр» резервов не имела. Однако Бок верил в новый решительный успех своих войск. Ноябрьское наступление германской армии на Москву, по его мнению, должно было привести вермахт к окончательной победе. Взятие столицы и подавление остатков сопротивления Красной армии, как казалось немецкому командованию, было делом ближайших дней.


Погода благоприятствовала атаке. Солдаты и техника начали продвигаться на восток по мерзлой и твердой, словно камень, земле, лишь слегка припорошенной снегом. Даже когда солнце достигло зенита, оно было едва ощутимо и не давало никакого тепла. Небо было ясное. Метели не предвиделось до конца месяца. Никаких ограничений действий германской авиации не было.

15 ноября начался поистине кульминационный период кампании 1941 г. Он не был продолжительным. С начала возобновления немецкого наступления на Москву 15—19 ноября до перехода Красной армии в контрнаступление 5—6 декабря 1941 г. прошло чуть больше чем полмесяца. Но именно за то время сила германских соединений, наступавших на Москву, основанная на их численном превосходстве, профессионализме германских солдат и офицеров, была превзойдена стойкостью советских воинов и экстренными мерами военнополитического руководства по мобилизации ресурсов на отпор врагу.
Советские солдаты ведут бой в лесу под Москвой
16—17 ноября 4-я и 3-я немецкие танковые группы перешли в наступление, нанося главный удар по войскам 16-й армии. На фронте 35—40 км наступали четыре танковые, одна моторизованная и одна пехотная дивизии, общей численностью до 400 танков, поддержанные авиационной группой «Восток», совершавшей свыше 200 самолето-вылетов в сутки. Первыми приняли на себя удар центр и левый фланг 16-й армии. Удар основных сил противника пришелся между 316-й стрелковой дивизией и кавалерийской группой генерала Л. М. Доватора, имея задачу создать брешь в советской обороне и ввести в сражение танковые дивизии.


Для срыва вражеского наступления 16-я армия подготовила контрудар во фланг и тыл 4-й танковой группы. Времени на его подготовку было недостаточно, поэтому перегруппировка и развертывание выделенных для этого войск закончились лишь к рассвету 16 ноября. Утром танковая, стрелковая и четыре кавалерийские дивизии нанесли удар на правом фланге армии. Контрудар 16-й армии совпал по времени с началом немецкого наступления против центра и левого фланга армии. Таким образом, 16-я армия на одном из своих флангов вела наступательные, а на другом оборонительные действия.


Контрудар 16-й армии представлял собой практически неподготовленное наступление на противника, изготовившегося к нанесению своего удара и имевшего превосходство в живой силе и артиллерии в 2,4—3 раза, а в танках — в 10 раз. Это был первый бой частей фронтового резерва, еще недостаточно сполоченных. Действуя на открытом пространстве, кавалерийские части нередко в упор расстреливались артиллерийским и пулеметным огнем противника, что привело к большим потерям и значительно ослабило оборону. В результате контрудара 58-я танковая дивизия потеряла 139 танков (70,2% их общего числа), 17-я кавалерийская дивизия — 75% своего личного состава, а продвинулись они всего на 3—4 км.


Соединения, действовавшие палевом фланге 16-й армии, под мощными ударами противника несли большие потери и были вынуждены отходить. Большой урон был нанесен 17-й кавалерийской дивизии, принявшей на себя удар до 80 танков врага. Особенно ожесточенный бой происходил в полосе обороны 316-й стрелковой дивизии И. В. Панфилова и 50-й кавалерийской дивизии. Четыре часа длился бой у разъезда Дубосеково. Герои-панфиловцы остановили 50 вражеских танков, прорвавшихся к Волоколамскому шоссе. Утром 16 ноября по позициям 1077-го стрелкового полка удар нанесла вражеская авиация, после чего противник попытался овладеть позициями полка. Умелыми действиями первые атаки были отражены. Затем враг ввел в бой 20 танков и новую группу пехоты. Гранатами, бутылками с горючей смесью и огнем в упор из противотанковых ружей панфиловцы подбили 14 танков. Остальные были вынуждены отойти.
В засаде. Московское направление
Не дав передышки нашим бойцам, противник бросил в бой еще 30 боевых машин. Перевес сил явно был на стороне наступавших. Политрук Клочков обратился к бойцам со знаменитыми ныне словами: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!». В жестоком неравном бою один за другим гибли герои. Так, тяжело раненный политрук Василий Клочков со связкой гранат бросился под вражеский танк и уничтожил его.


Бой героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково явился образцом стойкости и мужества. Продвижение противника было задержано, что дало возможность другим частям дивизии занять и подготовить новые оборонительные позиции.


Беспримерное мужество проявили воины 2-й батареи 871-го противотанкового артиллерийского полка при отражении атаки 11-й танковой дивизии противника около деревни Матренино. В ходе боя весь расчет одного из орудий батареи был ранен, но продолжал вести бой, пока атака противника не захлебнулась.

 

 В итоге тяжелых боев 16 ноября части 316-й стрелковой дивизии были вынуждены отойти на новый рубеж Ченцы — ст. Матренино. Продолжали стойко удерживать свои рубежи кавалерийская группа генерал-майора Доватора, 18-я и 78-я стрелковые дивизии. Ожесточенные бои на волоколамско-истринском направлении продолжались и в последующие дни. Противник прорывался к Ново-Петровскому. Двумя группами танков, преодолев оборону 50-й и 53-й кавалерийских дивизий, он вышел в район Покровское, Гряды127. Но дальше продвинуться враг не смог.


4-я танковая группа повсюду встречала беспримерные стойкость и мужество частей и соединений 16-й армии. За три дня наступления она смогла вклиниться в оборону армии всего на 4—6 км.
В засаде «сорокапятка» — 45-мм противотанковая пушка
Самолеты люфтваффе продолжали попытки прорваться к Москве. В течение 17—19 ноября средства ПВО столицы отразили 20 налетов, в которых участвовало 145 самолетов противника. Неудачными оказались и атаки немецкой авиации на советские аэродромы. Боеспособность многих авиачастей люфтваффе снизилась до критической отметки. Они теряли самолеты как в воздухе, так и на земле. Господства в воздухе немецкая авиация в ноябре так и не добилась. Неспособность люфтваффе в должной мере поддерживать наземные части вермахта снижала темпы продвижения группы армий «Центр» к советской столице, отрицательно влияла на моральное состояние германских военнослужащих. Так, командование 4-й танковой группы отмечало: «Налеты русских бомбардировщиков и штурмовиков причиняют большие потери. В войсках недовольны отсутствием нашей авиации».


Нанесение контрударов армиями Западного фронта в первой половине ноября негативно сказалось на их обороноспособности. На проведение контрударов были брошены все резервы Западного фронта. До 20 ноября генерал Жуков был лишен возможности оперативно парировать удары врага и эффективно влиять на ход сражения. Когда же резерв был восстановлен, немцы уже обошли оба фланга 16-й армии, создав угрозу ее тылу и захвата Клина. Противодействие врагу оказалось запоздалым по времени и неадекватным по силе. Ведь на правом крыле Западного фронта противник нанес удар в направлении Клина и Солнечногорска силами шести танковых и пяти пехотных дивизий, стремясь окружить соединения 30-й и 16-й армий, а наступлением на Звенигород обеспечить ударную группировку с юга.


23 ноября Клин и Солнечногорск были захвачены противником. Немцам открылись пути не только для обхода Москвы с севера, но и для удара непосредственно по ней. «Чтобы не подвергать наши войска угрозе окружения, в ночь на 24 ноября их пришлось отвести на следующий тыловой рубеж. После тяжелых сражений 16-я армия отошла от Клина. В связи с потерей Клина образовался разрыв между 16-й и 30-й армиями, который прикрывался лишь слабой группой наших войск», — вспоминал Жуков.
Передовые части 11-й немецкой танковой дивизии под Волоколамском, в 100 километрах от Москвы
Ситуация становилась критической. Ставка ВГК решила начать переброску под Москву семи резервных армий из тех десяти, что с начала месяца готовились к контрнаступлению Красной армии. Так, 10-я резервная армия генерала Ф. И. Голикова к вечеру 2 декабря была сосредоточена в районе Рязани, Канина, Шилова с задачей не допустить выдвижения противника на Рязань.


Московский военный округ срочно формировал оперативную группу под командованием Героя Советского Союза полковника А. И. Лизюкова. Группа была выдвинута к северу от Москвы в район поселка Красная Поляна. Четыре кавалерийские дивизии и стрелковый полк под общим командованием генерала Л. М. Доватора перекрыли пути на Москву юго-западнее и южнее Солнечногорска. Туда же выдвинулись 133-я и 7-я гвардейская стрелковые дивизии, 19, 29, 145, 146 и 24-я танковые бригады, 126-й и 138-й отдельные танковые батальоны. Из зенитных частей 1-го корпуса ПВО были сформированы две противотанковые группы. Батареи (64 зенитных орудия и 43 пулемета) группы полковника Д. Ф. Гаркуши были развернуты южнее Солнечногорска вдоль Ленинградского шоссе, а группа (20 орудий и пять пулеметов) майора С. Л. Спиридонова — восточнее Клина.


Для сдерживания противника до подхода резервных соединений в район Клина и Солнечногорска были брошены три оперативно-инженерные группы, созданные по приказу Ставки за счет объединения саперных и инженерных батальонов. Саперы разрушали Ленинградское шоссе и дороги, шедшие от него на восток, взрывали мосты, устанавливали мины и фугасы, устраивали завалы. Общими усилиями наступление дивизий Гёпнера из района Солнечногорска было задержано на пять суток.


Чтобы лишить германские войска возможности располагаться в населенных пунктах, Ставка ВГК 17 ноября 1941 г. обязала «разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог». При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке «уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать». К 25 ноября было сожжено полностью или частично 53 населенных пункта.


Основные усилия Бок сосредоточил в полосе наступления 4-й танковой группы. 24 и 25 ноября ее соединения приступили к форсированию р. Истра. Полки 78-й стрелковой дивизии полковника А. П. Белобородова, сдерживавшие врага на рубеже 3—4 км к западу от г. Истры, обеспечив отвод соединений 16-й армии, отошли. Чтобы задержать гитлеровцев, командование армии распорядилось открыть водоспуски плотины Истринского водохранилища. Водяной поток высотой около 2,5 метра устремился вниз по долине Истры на 50 км. Уровень воды в водохранилище резко упал. Лед перестал выдерживать тяжелые автомашины. Немецкое командование вынуждено было на несколько часов отложить форсирование Истры. Тем не менее 26 ноября участок советской обороны в районе Истринского водохранилища был уже в руках захватчиков. Бой за город продолжался день и всю ночь, борьба шла за каждую улицу, каждый дом. Новоиерусалимский монастырь трижды переходил из рук в руки. Однако Истру удержать не удалось.
Немецкие солдаты устанавливают дорожные указатели
В результате немецкие соединения вышли на ближние подступы к Москве. Бои шли уже в районе дачных поселков, в окрестностях города. Окружение столицы отошло на второй план, германское командование жаждало поскорее ворваться в ее кварталы и добить советские части на городских улицах. Удары соединений группы армий «Центр» следовали один за другим. Участок боевых действий северо-западнее Москвы стал решающим для противоборствовавших сторон. Немцы стремились открыть себе путь к столице по важнейшим транспортным магистралям с твердым покрытием. Захват Истры, Клина и Солнечногорска, казалось, позволял им исполнить задуманное.


Штаб дивизии СС «Райх» полагал, что после захвата Истры устранен «самый важный опорный пункт последнего фронта обороны западнее Москвы», а впереди остаются лишь арьергарды советских частей, отступавших на восток. Основной задачей 4-й танковой группы в сложившейся обстановке стало максимально возможное расширение захваченной территории.


Г. К. Жуков вспоминал: «Западный фронт нашей обороны выгибался дугой — образовывались очень слабые места. Казалось, вот-вот случится непоправимое. Но нет! Войска стояли насмерть, а получив подкрепление, вновь создавали непреодолимый фронт обороны». Однако восточнее Клина остановить немцев не удалось. Под натиском 3-й танковой группы соединения и части, действовавшие на левом фланге 30-й армии, отходили к северу. На ее стыке с 16-й армией образовался разрыв, через который вражеские части развили наступление в направлении канала Москва — Волга. В ночь на 28 ноября они захватили мост через канал у Яхромы и образовали плацдарм на восточном берегу. В то же время 4-я танковая группа усилила давление на 16-ю армию и потеснила ее части. 30 ноября противник занял поселок Красная Поляна, подойдя к столице на пушечный выстрел. Днем и ночью шли ожесточенные бои на рубеже современного аэропорта Шереметьево, железнодорожной станции Крюково, Дедовска (14 км юго-восточнее Истры).


На южных подступах к Москве обстановка также была напряженной. С 18 ноября здесь наступала 2-я немецкая танковая армия. Ее главный удар, как и севернее столицы, был направлен в соединение двух фронтов. Прорвав слабую оборону левого фланга 50-й армии, немцы устремились в обход Тулы с востока. К исходу 25 ноября они достигли рубежа в 6 км к югу от Каширы. Но дальше продвинуться не смогли. Неожиданно сильный контрудар корпуса генерала П. А. Белова заставил противника перейти к обороне. Не увенчалась успехом и попытка Гудериана овладеть Тулой с востока и северо-востока. Наступление его частей было остановлено войсками 50-й армии. Но 22 ноября юго-восточнее Тулы немецкая танковая группа «Эбербах» прорвалась к Сталиногорску (Ново- Московск) и, как записано в оперсводке ОКХ, овладела «незанятым противником городом». Ставка ВГК сняла с должности командующего 50-й армией генерала А. Н. Ермакова, а вместо него назначила генерала И. В. Болдина.
Командир 4-й танковой (1-й гвардейской) бригады генерал Михаил Ефимович Катуков (слева) стоит на броне танка КВ-1
Накал борьбы уже достигал своей кульминации. Пытаясь снять напряжение, 27 ноября И. В. Сталин приказал командующему Калининским фронтом генералу И. С. Коневу нанести удары по противнику, чтобы «облегчить положение Западного фронта, войска которого обливаются кровью». Выполняя указания ВГК, две стрелковые дивизии, четыре стрелковых полка и семь батальонов 22, 29 и 31-й армий Калининского фронта нанесли контрудар по частям 9-й полевой армии противника.


Кроме того, Ставка ВГК передала Западному фронту из своих тщательно сберегаемых резервов две армии. Г. К. Жуков сразу же ввел их в сражение между 30-й и 16-й армиями. Контрударом части сил 1-й ударной армии (29-я, 50-я стрелковые и 21-я танковая бригады) прорвавшаяся через канал Москва — Волга в районе Яхромы группировка противника была отброшена на западный берег. Активные действия 20-й армии сковали врага на рубеже, проходившем через Красную Поляну.


В тяжелейших условиях продолжала находиться 16-я армия, от которой во многом зависела судьба Москвы. «Особенно упорно дрались стрелковые дивизии 16-й армии: 316-я генерала И. В. Панфилова, 78-я генерала А. П. Белобородова и 18-я московская дивизия народного ополчения генерала П. Н. Чернышева, отдельный курсантский полк С. И. Мла-денцева, 1-я гвардейская, 23, 27, 28-я отдельные танковые бригады и кавалерийская группа генерала Л. М. Доватора», — вспоминал Г. К. Жуков. Он укреплял соединения и части 16-й армии всем, чем только мог.


Наконец, командующий Западным фронтом пошел на хитрость. По его приказу от каждой дивизии четырех армий, оборонявших центральный участок фронта, в 16-ю армию было направлено по одному взводу солдат. Их бросили в бой. По документам, найденным на месте боев, и опросам взятых «языков» немцы сделали вывод о том, что советское командование перебросило сюда дивизии, которые ранее противостояли 4-й армии, и что этим русские оголили центр фронта. Такой «выгодный» момент Бок упустить не мог: наступил момент для решающих ударов по Москве. Тем более что немецкие соединения на рогачевско-дмитровском, солнечногорском и истринском направлениях вышли в районы, удаленные от города всего на 25—35 км.
Советские солдаты-вожатые ведут собак-истребителей танков
Особенно опасная обстановка создалась в 16-й армии в районах Крюкова и Нахабина, где сильно ослабленные кровопролитными боями 8-я, 9-я гвардейские и 18-я стрелковые дивизии вели поистине героическую борьбу с главными силами 4-й танковой группы противника. К исходу дня, когда фашисты заняли поселок Красная Поляна, их отделяло от Кремля расстояние в 30 км, от Владыкина (северная граница города тех лет) — 18 км и от МКАД в районе Лианозова (современной границы столицы) — 12 км. При таком удалении противника Москва могла превратиться в объект разрушения вражеской артиллерией.


Идея замысла командующего группой армий «Центр» сводилась к нанесению одновременных ударов по столице не только с севера и юга, но и с запада. С этой целью предусматривалось силами 4-й армии прорвать оборону в районах Звенигорода и Наро-Фоминска и, наступая по сходящимся направлениям на Кубинку и Голицыно, окружить и уничтожить войска 5-й и 33-й армий. А в дальнейшем развить наступление непосредственно на Москву вдоль Минской автострады и Киевского шоссе.


Утром 1 декабря после артиллерийской и авиационной подготовки немцы по всему фронту перешли в наступление на Москву. За двое суток они добились ощутимых успехов. На участках прорыва они вклинились в оборону 5-й и левого фланга 33-й армий на 4—9 км, а на правом ее фланге, севернее Наро-Фоминска, даже на 25 км.


 

Войска Западного фронта вели активную оборону, нанося контрудары по наступавшему противнику. Неудача постигла 3-ю немецкую танковую группу. Ее части, не выдержав контратак 1-й ударной армии, вынуждены были отойти. 4-я танковая группа, встретив упорную оборону частей 20-й и 16-й армий, также не смогла продвинуться к Москве. Напряженные бои разгорелись за Красную Поляну, станцию Крюково и село Рождествено (3 км западнее Дедовска). Отдельные населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. К 5 декабря части генерала Гепнера были окончательно остановлены в 15—20 км от главного рубежа Московской зоны обороны (современной границы Москвы).


Командование Западного фронта, передав в распоряжение 33-й армии фронтовые резервы (18-ю стрелковую бригаду, 136-й и 148-й отдельные танковые батальоны и два лыжных батальона), приказало командарму с утра 3 декабря нанести контрудар, ликвидировать прорвавшегося в район Юшково противника и полностью восстановить положение. Одновременно 20-й армии предписывалось с 7 часов 3 декабря перейти в наступление на Солнечногорск; 30-й армии — с утра 6 декабря перейти в наступление всеми силами на Новозавидовский, Рогачево и Клин, охватывая вражескую группировку с севера.


3    декабря на всем Западном фронте продолжались ожесточенные бои. 331-я стрелковая дивизия и 28-я стрелковая бригада 20-й армии вели наступление на Красную Поляну, Владычино (5 км западнее Красной Поляны). К исходу дня наступавшие части достигли рубежа Носово — Шемякино (1,5—3 км южнее и юго-западнее Красной Поляны), где были остановлены противником.


Соединения и части 16-й армии отражали сильные удары противника. 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии в течение всего дня упорно сражались за Крюково. Бои не прекращались и ночью. 9-я гвардейская стрелковая дивизия сдерживала натиск противника на рубеже восточная окраина Нефедьево — Селиваниха — восточнее Рождествено, в 1,5—3 км от Дедовска. Части 5-й армии отбили все попытки гитлеровцев прорваться через Акуловский узел сопротивления к Кубинке.
Советская пехота на оборонительных позициях
Контрударная группировка 33-й армии к исходу дня выбила противника из района Юшково, Петровское, Бурцево. Подвижная группа генерала П. А. Белова продолжала вести бой южнее Каширы и к исходу дня вышла в район Пряхи но (3,5 км северо-восточнее Мордвеса). На тульском направлении мотопехота и танки врага утром 3 декабря перерезали в районе Ревякино (15 км севернее Тулы) железную дорогу Тула — Москва. 1-я ударная и 20-я армии нанесли сильные удары по врагу и выбили его из населенных пунктов Ольгово (9 км западнее Яхромы) и Озерецкое (5 км севернее Красной Поляны). В полосе только 20-й армии противник потерял 18 танков, восемь бронемашин, шесть орудий и свыше тысячи солдат и офицеров.

4    декабря обстановка под Москвой достигла наивысшего напряжения. Наступательные возможности противника иссякали. На ряде участков фронта немцы, не выдерживая контрударов советских войск, откатывались на исходные позиции или переходили к обороне без приказа своего командования. Части 1-й ударной армии, преодолевая упорное сопротивление противника, вели уличные бои в центре Яхромы. Одновременно, продвинувшись на 10— 12 км от канала, они обходили Яхрому с юга и юго-запада. 20-я армия вела бои за овладение рубежом Белый Раст — Красная Поляна. 16-я армия, удерживая занимаемые рубежи, наносила удары в направлении Крюково, Шеметово, Рождествено. При этом 8-я гвардейская стрелковая дивизия с приданными ей 159-м полком 7-й гвардейской стрелковой дивизии и 1-й гвардейской танковой бригадой вела ожесточенный уличный бой в Крюкове. Бой шел за каждый дом. К 17 часам дивизия заняла юго-восточную окраину Крюкова и вела борьбу за западную окраину поселка. Части 5-й армии выбили противника из Акулова, где остались 34 подбитых танка и сотни трупов вражеских солдат. К концу дня брешь в обороне севернее Наро-Фоминска была закрыта.

На левом крыле Западного фронта гитлеровцы, заняв деревню Севрюково (12 км севернее Тулы), перерезали шоссейную дорогу на Москву. Чтобы замкнуть кольцо окружения вокруг Тулы, вражеским группировкам, наступавшим навстречу друг другу, оставалось всего 5—6 км.

Однако преодолеть этот отрезок им не удалось. 340-я стрелковая дивизия, переданная из 49-й армии в 50-ю, нанесла контрудар и, овладев Руднево (15 км северо-восточнее Тулы), отрезала 4-ю танковую дивизию противника от главных сил Гудериана.

Утром 5 декабря противник предпринял последнюю попытку решить исход боев северо-восточнее Тулы в свою пользу. Введя в бой 31 -ю пехотную дивизию, ему удалось вклиниться в оборонительные порядки 258-й стрелковой дивизии, прикрывавшей правый фланг 50-й армии на глубину до 4 км, и захватить Луковицы. Последующие атаки противника были отбиты.
Танки направляются к линии фронта
В такой кризисной обстановке под Каширой и Тулой Гудериан не мог получить помощи от соседа справа — 2-й полевой армии, основные силы которой были втянуты в затяжные бои с войсками 3-й и 13-й армий Юго-Западного фронта. И хотя после двухдневных ожесточенных боев частям 34-го армейского корпуса удалось захватить Елец, это был его последний успех. Наступательные действия на южном крыле группы армий «Центр» вследствие усиления сопротивления советских войск были прекращены.

За 20 дней второго наступления противник продвинулся на 80—90 км севернее Москвы и на 110 км к югу от нее.

5 декабря Бок отдал распоряжение командующим 4-й армией, 4-й и 3-й танковыми группами начать подготовку к возможному отходу: «На случай, если последует приказ на частичный отрыв от противника и занятие обороны, группа армий устанавливает следующий общий рубеж: Нарские пруды — течение р. Москва — Карийское — Истринское водохранилище — Сенежское озеро — район восточнее Клина — левый фланг 36 мд в районе Волжского водохранилища». Но на рассвете 5 декабря соединения левого крыла Калининского фронта, а в 14 часов и правого фланга 5-й армии Западного фронта нанесли мощные удары по германским частям. Началось контрнаступление советских войск под Москвой.

Советские войска сумели остановить мощную немецкую группировку буквально у стен столицы, укротив вражеский «Тайфун». Завершился оборонительный период Московской битвы. План окружения и захвата советской столицы потерпел полный провал. Противник под Москвой был остановлен окончательно. Подобный успех обеспечили следующие существенные факторы:

—    стойкость и героизм советских солдат и офицеров, бойцов народного ополчения, курсантов военных училищ, всего народа;

—    ввод стратегических резервов: Ставке удалось создать по существу новую стратегическую группировку, которая превысила состав армий, начавших оборонительные операции под Москвой. Упустив выгодный момент в октябре, группа армий «Центр» окончательно утратила все шансы на успех;

—    переход оперативного господства в воздухе к советской авиации;

—    повышение эффективности управления войсками со стороны Ставки и командования Западного фронта, которые в ноябре разгадали замысел, направления главных ударов и примерное время возобновления наступления противника на Москву, что позволило построить более устойчивую и активную оборону, чем в начале битвы.

Главную тяжесть в борьбе с врагом несли армии Западного фронта. Они отразили удары 51 вражеской дивизии, в том числе 21 танковой и моторизованной. Важную роль сыграли войска Калининского и Юго-Западного фронтов, создавшие угрозу обоим флангам группы армий «Центр». Для их обеспечения командование противника вынуждено было выделить 22 дивизии (30% от их общего числа) и тем самым ослабить главную группировку, нацеленную непосредственно на Москву. В результате глубина продвижения врага в ноябре сократилась в 2,5—3,5 раза по сравнению с октябрем.

За период оборонительной операции под Москвой безвозвратные потери Западного, Резервного, Брянского и Юго-Западного фронтов составили свыше 541,3 тыс. человек.

За это время немцы лишились 145 тыс. солдат и офицеров.
Советские артиллеристы в минуты отдыха во время битвы за Москву
Анализируя Московскую стратегическую оборонительную операцию, следует отметить, что успех был достигнут общими усилиями тех, кто проливал кровь на полях сражений, маcсовым героизмом советских людей, ковавших победу самоотверженным трудом и взявших в руки оружие в партизанских отрядах, народном ополчении, рабочих и истребительных батальонах. Только на создание Можайской линии обороны было затрачено около 2,5 млн человеко-дней. Всего под Москвой построили противотанковых препятствий 802 км, огневых точек — 7581, проволочных заграждений — 611 км. На танкоопасных направлениях под Москвой на протяжении 1528 км были устроены лесные завалы. Для выполнения этой работы было привлечено свыше 200 тыс. человек. За образцовое выполнение заданий ГКО по строительству оборонительных сооружений под Москвой 252 человека были награждены орденами и медалями. На оккупированной территории Московской области в тылу фашистских войск действовали 41 партизанский отряд и 377 диверсионных групп, которые насчитывали до 15 тыс. человек. Всё это — существенные составляющие, обеспечившие срыв наступления противника на Москву.







Видеотека

Яндекс.Метрика